Россошь Суббота, 04 Июля
Общество, 08.05.2016 17:39

Россошанские ветераны Надежда и Василий Драган поженились на войне, потеряв своих возлюбленных

Россошанцы познакомились в 1943 году во время войны. У Надежды погиб жених-лётчик, а Василия бросила девушка, узнав, что он вернулся с войны без ноги. Их соединили горе, война и большая любовь, которую ветераны пронесли через семь десятков лет.

Семья ветеранов Великой Отечественной войны Василия Петровича и Надежды Яковлевны Драган живут в небольшом уютном доме на улице Толбухина в Россоши, затерявшемся в цветении садов. Радости и горести, серебро орденов и медалей на груди – всё у них на двоих.

«Я живу благодаря моему солнышку, Наденька – моя надежда и опора», – сказал с неподдельным чувством Василий Петрович Драган о своей жене Надежде Яковлевне.

В 1938 году Василий окончил семь классов школы №24 и в свои 15 лет отправился токарем в паровозное депо, а в 1941 его мобилизовали в действующую армию. Вместе с другими призывниками из Россоши он отучился в школе бронебойщиков в городе Пугачёвске Саратовской области. В августе 42-го молодые необстрелянные хлопцы попали под Вязьму. Ими прикрыли это танкоопасное направление. Для командира отделения бронебойщиков Василия Драгана этот первый бой стал последним. Помнит, что успел поджечь два танка с ненавистной свастикой на броне. А потом был взрыв немецкой мины, и очнулся боец в полевом госпитале.

– Прошу медсестру поправить мне правую ногу, неудобно как-то. А у той слёзы на глазах: «Нет, солдатик, у тебя ноги», – вспомнил ветеран. – Тринадцать месяцев пробыл в госпиталях Калуги, Омска, Томска, Горького, Москвы множество раз оперировали меня, вынимали из осколки жменями. Получается, что весь из кусочков собранный, но ведь живой!

В то время пока он маялся в госпиталях, в оккупированной Россоши полицаи терзали плётками со свинцовыми наконечниками 20-летнюю партизанскую связную Настю Галкину. Девушку выдал фашистам муж её сестры.

– Я только по паспорту Анастасия, а всю жизнь меня Надеждой зовут, – рассказала Надежда Яковлевна Драган. – Окончила горный техникум в Сталино, пошла трудиться на Рудченковский рудоремонтный завод, заочно училась в Донецком горном институте. Когда началась война наш завод стал выпускать зажигательные бомбы. Пошла учиться на курсы санинструкторов. После захвата Мариуполя завод срочно эвакуировали, и тут же началась бомбёжка. Мы вместе с сандружинницами погрузили раненых на полуторки и уехали из города. На переправе через Северный Донец колонну разбомбили. Раненые лежали во всех классах школы в селе Петровском. Здесь ко мне подошёл секретарь райкома партии и сказал, что я нужна в тылу и придётся возвращаться.

Через посты немцев комсомольцы пробрались в город. Надежда поселилась у сверловщицы с завода Саши Шабановой. От неё и получила первое задание.

– Я была шустрая, маленькая росточком и везде могла пройти, – вспоминает бабушка Надя. – Только сообщила Саше, что на завод заехало полсотни крытых машин, а уже ночью наши самолёты завод зажигательными бомбами забросали. В декабре 1942 меня направили в родные края. Сшили сапожки, за отвороты которых спрятали шифровки. Зимой я шла заснеженными просёлочными дорогами, вдоль которых лежали убитые, было так голодно и страшно. Добралась до Россоши, переночевала у сестры, а утром сбегала на станцию Подгорное, передала записку, кому было приказано. На следующее утро все узнали, что кто-то взорвал эшелоны с фашистами. Муж сестры что-то заподозрил и выдал меня полицаям. Меня допрашивал немецкий офицер с переводчиком-бендеровцем, потом били тяжёлой плетью до без сознания. Потом сестра приходила, писала расписку, что я не партизанка, как-то добилась, что меня полуживую им отдали. Положили на санки лицом вниз и повезли. Лечили. Дней через 10 только смогла подняться.

В январе 43-го Надежда дала кровь раненому советскому офицеру, который потом распорядился взять её санинструктором в госпиталь №1246. Потом работала в эвакогоспитале №281. Затем откомандировали в паровозное депо Россошь, где она проработала до самой пенсии бухгалтером-кассиром. История её знакомства с будущим мужем тоже связана с войной:

– Иду по дороге и плачу, узнала о том, что пришла похоронка на моего жениха Федю Давыдова. Он воевал лётчиком и умер от ранений в московском госпитале. А навстречу парень с палочкой, как оказалось на протезе и говорит: «Давай горе будем на двоих делить? Меня вот девушка бросила, узнав, что я с войны с одной ногой вернулся». Оказалось, он в нашем депо сапожником работал. Повстречались какое-то время, привыкли друг к другу, да так и живём душа в душу.

Прошли годы, но глаза у супругов Драган с молодой искоркой. Ещё одну победную весну встречают ветераны Великой Отечественной.

– Наденька моя, моё солнышко, – приговаривал Василий Петрович, обнимая жену.

А Надежда Яковлевна сожалеет лишь об одном, что здоровье подводит и не даётся одеть ей любимые туфельки на каблуках, чтобы отправиться на парад:

– Всегда женщина должна оставаться женщиной, – сказала бабушка и уже прабабушка Надя.

А за дверью прячутся туфельки… на каблучках.

Вероника Полянская

Новости на Блoкнoт-Россошь
  Тема: Мы из Россоши  "Чтобы помнили" россошанцы  
Персоны: ветеран ВОВПерсоны: ИнвалидыСобытия: Великая Отечественная войнаМеста: Россошь
0
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое